: : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : :

: : : : начало сайта : : : вконтакте : : : фото : : :
 : : : : : : : : : песни и музыка : : : видео : : : : : : : : :
 : : : картины и графика : : стихи и проза : : :

: : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : :

 
 

: : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : :

: : : стихотворения… : : :

: : : : : рифмы : : :

: : : : : белые : : :

: : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : :

: : : : : проза : : :

: : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : :

: : : эмилия : : :

: : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : :

: : : : : невсерьёзное : : :

: : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : :

: : : другие авторы : : :

: : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : : :



НЕЛЕПЫЙ МОРОЖЕНЩИК ИЗ-ЗА УГЛА

Вакханалия 1. Герои

Замётано: мы едем на восток.
А кто-то может быть и может, даже смог.
Качается тряпьё над пышной шевелюрой.
Зачем я был никем, а ты была сакурой.
Корякские чулки и больше ничего.
Я не совсем здоров, скорей всего того.
Приватный партизан, безликий шампиньон,
Бросай свою жену и полезай в каньон!
Кому покой не мил — два шага наперёд.
Отчизне посвятил свою игру народ.
Кому сказать «не ври!», таких здесь больше нет:
Здесь плавают угри и дребезжит скелет.
Кому мила теперь космическая мзда.
Мы приоткрыли дверь, но вышли не туда.
Не спи, мой друг, вчера я встретил Пикассо;
Он с лёгкостью пера накидывал лассо.
Его не тронет грипп, простуда обойдёт,
На созерцанье глыб спешит простой народ.
Коричневый штиблет в пятнадцати местах
Прокусан не змеёй, но выражает страх.
Калория тепла — пустячная мишень:
Одежда не спасла, зато спасает тень.
Не очень далеко, как будто в двух шагах,
Беспечно и легко подпрыгивал аллах.
Мечта моя тонка, как будто паутина.
Разбитая нога, в желудке скарлатина.
Не стоит придавать особого значенья
И прятать под кровать особое печенье.
Метафора всему наставила рога,
Не знаю, почему, но жизнь мне дорога.
Качается бушлат на вешалке тугой,
На нем сто шесть заплат и дым над мостовой.
Кислотный параллакс зовёт меня в седло:
Вокруг так много клякс — такое западло!
Холодный перископ на блюдце из холста;
Туда, где дышит поп, стекаются места.
Меня не проведёшь, я выращен птенцом.
Висит плакат «Даёшь!» и брызжет СD-ROM.
Не лёгкая рука, не просто постовой,
И бьёт наверняка, наверняка ногой.
Никак не разберёшь, где что и что когда,
И вдруг осознаёшь, что вышла ерунда.
Игла грозит глаза и прячется в руке,
Не слышно ни аза, все руки в табаке.
Неплохо провели последний выходной,
Качаясь на мели, идя на водопой.
Не корень существа простёрся и угас;
На ярмарке родства валяется экстаз.

Вакханалия 2. Я говорю

Пришла пора молчать и прятаться в реке.
Весёлая печать на клетчатом листке,
Репей на волосах, камора без дверей,
Записки на углах для грамотных зверей.
Я вышел из кино и врезался в ежа.
На гибкое окно ведёт меня межа.
И я сказал «Давай закурим трубки, ёж»,
Но он сказал: Ступай, пока не перейдёшь.
За что такая честь — торговля табаком;
Коль разум всё же есть, то мне он незнаком.
Звенящее стекло — что песня рысака.
Я говорю «Алло», но слышу два гудка:
Один — как острый нож: всё режет и снуёт,
Другой — как ну и что ж: давно на всех плюёт
И ставит на места безвестных два листа.
Я в числах не силён, могу считать до ста.
Мешает колыбель, качаясь взад-вперед.
Я выскочил на мель и погрузился в йод.
Валяясь на песке, закончил институт,
И дамы налегке теперь и мне идут.
Виновен я не в том, что можно было знать;
Прощаясь с лоскутом, я удаляюсь спать.
Но вот обидно мне: зачем такой, как я,
Не скачет на коне и не щадит белья.
Виновники всех зол попрятались в лесах;
Танцуют рок-н-ролл и поедают прах.
Из-за меня сперва раздолбанный орган
Пустили на дрова и подогрели кан;
Бурливая вода сочится кипятком;
Я произнёс «беда» и сделался крюком.
Остался целый след от утренней ходьбы.
Испачканный пакет и время для еды.
История тонка, возьми и разорви,
Как пенку молока, как омуты любви.
Закрытая река сказала — я плохой.
Невидимый слуга шурует кочергой.
Копейки на зефир, разорванный бедлам.
Над нами целый мир, но мы совсем не там.
Итак, учёный суд давно ушёл в декрет.
Изнанка всяких смут давно и да и нет.
Мигает звездолёт: положено ему.
Струится бледный мёд, не нужный никому.
И вот настал момент, когда прощанья час
Звенит, как сто монет, и покидает нас.
Отстроено бистро, и мы сидим и пьём.
Дырявое ведро шевелится копьём.
И вечность — как песок из маленьких камней,
Звенит, как адресок оторванных корней.

: : : : : листать : : : : все рифмы : : : : :

   
           
   

 


 


Cайт Дмитрия Махова:  www.mahov.ru © 2002—2013
Электропочта:  mahov[интернет-терьер]mahov.ru
Вопросы работы сайта:  к вебломастеру

Желателен просмотр в Internet Explorer, Firefox 3, Opera.
Любое использование размещённых на сайте материалов возможно только после согласования с автором.